20:29 

1.21

cherche_la_femme
make femme!
Ориджинал. Учительница/школьница (не младше 9го класса). NC-21, non-con, bdsm, пытки, наказания, ревность и слежка. Мотивы кнута и пряника, образовательного процесса. Желательно обоснуй, почему учительнице так сносит башню. Авторская больная фантазия приветствуется. Желательно, чтобы школьница ооооочень страдала, но выжила... и ей в конце концов должно начать нравиться то, что с ней делают. Возможно, формирование своего рода зависимости от "сессий".

@темы: ориджинал, первый кинк-тур, заявка выполнена

URL
Комментарии
2009-08-09 в 19:14 

Это было сказано исключительно в комплимент автору. =.=

URL
2009-08-10 в 11:19 

Kyanite
спасибо)
Гость, Модо
Спасибо) по поводу гета - никогда не думала (и не использовала), но ведь Эмма не вполне нормальна еще с детства, она ощущает себя мужчиной. Так что в этом смысле ваша отсылка к гету может быть вполне обоснована
Гость
Диана Арбенина - нет, вряд ли. Она, во всяком случае, нормальна) Эмма, чем дальше, тем больше, будет сходить с ума, Рита - тоже.
По поводу учебника и книги в печать, совершенно не не согласна) так можно сказать, что игра кармагеддон учит водить машину. А в печать это давать нельзя уже потому, что это - откровенная порнография, а я не писатель)
Гость
полностью согласна. Это кинк, а не книга
Kotani Erisa
книги и порнография - это все равно разные вещи. "Нет" Горалика и Кузнецова - книга, досужие лесбийские фантазии тетки, сидящей на работе. к тому же, с прозрачной отсылкой к немецкому кино - не больше, чем развлекалочка)
Гость
вам спасибо, вы меня поняли) автор и так каждый день видит сомнительные плоды своего мозга напечатанными. Здесь самое интересное - игра, а хотела бы я славы, как минимум рассекретила бы свой дневник))
Автор

URL
2009-08-10 в 14:48 

Очередной рабочий)) день подошел к концу, и автор рад представить благодарным читателям еще один кусочек!
Кушайте, не обляпайтесь)
С того момента, как Эмма начала заниматься с Ритой, прошло около двух недель. Начался октябрь, школьный парк пожелтел, и острое чувство нереальности происходящего начало завладевать Штольц все больше и больше.
За все это время она ни разу не побывала в городе: уроки и подготовка к ним занимали много времени, а то, что оставалось, съедали Ольга и дополнительные задания с будущими олимпиадниками. И регулярные бурные встречи с учительницей математики, и целая группа девочек, которые знали немецкий лучше остальных, были для Эммы спасением от навязчивых воспоминаний о Рите Северцевой, которые оживали каждый раз в присутствии Красавиной.
По вечерам, составляя план завтрашних уроков и куря сигарету за сигаретой, Эмма пыталась убеждать себя, что между этими двумя девочками нет ничего общего, кроме имени и, может быть, внешности. Но это было так сложно! Может быть, случись у них что-то с Северцевой после той смены в лагере, она относилась бы к обеим Ритам по-другому, но…
Их связь закончилась слишком неожиданно.
- Тебе не надоели все эти «наши руки не для скуки»? – Спросила ее Рита.
Они лежали на чердаке заброшенного корпуса. Встать было практически невозможно из-за низкой крыши и массивных, усеянных острыми гвоздями перекрытий, но, судя по притащенному сюда матрацу, место это пользовалось популярностью не только у них двоих.
По крытой рубероидом крыше стучал дождь, в углу капало, да и матрац был сыроват, зато и поджечь здесь было ничего нельзя. Рита достала пачку «Явы», и они с Эммой закурили, глядя в низкий потолок.
- Будешь вспоминать потом, - предупредила ее Северцева. – Каждый раз, когда закуришь «Яву», будешь меня вспоминать.
- Это глупо. – Эмма потянулась и как бы невзначай провела рукой вдоль тела своей любовницы.
Смешная колкая щетинка на ноге, едва оформившийся изгиб бедра, как будто его зеркальное отражение – в другую сторону – изгиб талии, мягкий холмик груди, влажные волосы под мышкой…
- Зачем вспоминать, если можно так встречаться? Ты же живешь в Искитиме, верно? Пара часов на электричке, и мы снова рядом. Мне достаточно будет бросить немецкий – он у меня два раза в неделю по три часа плюс сорок минут на дорогу – в один конец. Конечно, полчаса вместе – это маловато, но все-таки…
- И ты бросишь ради меня немецкий? – С оттенком недоверия спросила Рита. – Ты же говорила, что собираешься в МГИМО, а там без языка нельзя.
- Ради тебя я даже школу брошу, - клятвенно пообещала она.
- К сожалению, парень – это не немецкий и даже не школа, - вздохнула Севецева и выпустила облако дыма.
Оно проплыло над лицом Эммы, как туча, изменяющая будущее, в рассказе у Стругацких. Или это было у другого автора? За американскими фильмами и учебниками она совсем забыла о книгах, и это вдруг страшно ее огорчило. Как будто зная, кто написал рассказ, можно спастись от тучи.
- Парень? Но ведь…
- Но ведь что? – Неожиданно резко перебила ее Рита. – То, что у тебя нет парня, вовсе не значит, что его нет у меня. Или, - она вдруг зло усмехнулась, - тебе так понравилось с девочкой, что ты влюбилась в меня?
Эмма не была готова к этому разговору. На ее глазах героиня вдруг превратилась в холодную, злую гадину, угрожающую жизни – да что там жизни, чести! – героя. Но ведь этого не могло быть, это ей только показалось. Ритка всегда любила подшучивать над ней!
- Ты шутишь?
- Да какие тут шутки! – Северцева с досадой откинула окурок в сторону. – Только не говори мне, что ты все восприняла это серьезно, Штольц. Нам было классно вместе, мы попробовали все эти фишки, за которые подруги дома обозвали бы меня извращенкой, а потом смена закончится, и мы разъедемся по домам. Я к своему парню, ты к своему немецкому. И не вздумай бросать его и приезжать ко мне: у нас просто секс, как говорят в фильмах.
Просто секс… Не было героя, спасающего запутавшуюся героиню. Не было сумасшедшей любви – то есть, была, но только у нее, у Эммы. У Риты был просто короткий курортный роман.
- Ты не обижайся, - примирительно улыбнулась бывшая героиня, очевидно, увидев выражение лица бывшего героя. – Ты суперская, и спать с тобой – это супер. Не всякий парень так сможет. А когда ты завелась в первый раз, я раз пять кончила. Просто давай не будем терять время, пока оно у нас еще есть. Смотри, что я принесла…
- Иди к черту. – Эмма резко поднялась, надевшись спиной и затылком сразу на два гвоздя. Охнула, присела. – Найди себе кого-нибудь другого для «просто секса», ладно? Какого-нибудь парня.
- Ну и дура, - равнодушно бросила Рита, закуривая очередную сигарету. – Думаешь, вас таких мало, зацикленных на учебе уродин, которые даже накраситься толком не умеют? Я, если хочешь знать, потому тебя и выбрала, что с первого взгляда не скажешь, пацан ты или девчонка.
Если бы можно было провалиться сквозь землю – насквозь, куда-нибудь в Австралию, - Эмма так бы и сделала. Но единственный возможный провал уже произошел, и дальше падать было некуда.

Она все-таки не смогла забыть Риту.
Лет через пять, уже учась в институте, она поехала в Искитим и зашла в горсправку. Наплела какую-то чушь о подруге по лагерю, которая потерялась, то ли переехала, то ли вышла замуж. Усталая пожилая тетка за письменным столом почему-то вошла в ее положение, хотя по идее не должна была: адреса в девяносто четвертом уже не сообщали.
- Северцева Маргарита, - вздохнула она. – Ровесница твоя такая только одна. И замуж вышла, и переехала. В очень убогое место переехала, не от хорошей жизни. Потому, наверное, и звонить тебе перестала. Не ехала бы ты к ней, дочка. Я таких, как ты, знаю, расстройство одно выйдет.
Зачем-то Эмма не послушала ее. Полчаса ждала на остановке насквозь промерзший автобус и, не дождавшись, еще полчаса шла пешком.
Нужный дом оказался скособоченной полуразвалившейся пятистенкой, почему-то напомнивший ей заброшенный корпус лагеря имени Володи Дубинина. Из-под тонкого слоя едва легшего снега поднимались высоченные стебли тронутой морозом крапивы. В глубине черной от времени будки два раза брехнула и лениво замолчала собака.
Двое крошечных, неопределенного пола детей – один в яркой китайской куртке, другой в стареньком, как сама Эмма в детстве носила, перелицованном пальтеце и оба в валенках, с визгом выскочили во двор и принялись увлеченно толкать друг друга в крапиву. Они были так заняты друг другом, что даже не заметили потрясенного наблюдателя
На нижней ступеньке крыльца что-то белело. Не снег.
Эмма присмотрелась, и увидела брошенный инсулиновый шприц, из которого даже не вынули иглу. Она скомкала недокуренную пачку «Золотой Явы», отшвырнула ее и, не оглядываясь, пошла на остановку.
С того дня она курила только «Мальборо».

URL
2009-08-10 в 17:20 

Конский хуй
-Маме это не понравится... -Кто такая мама? -Эээ...Зовем так нашего голубого друга!
Как всегда охрененно!
А по поводу книги, ну да, погоречились... Но с другой стороны, Вашу порнографию хотя бы читать интересно, в отличии от того что сейчас печатают.))))

2009-08-10 в 17:33 

Муа-ха-ха! Так этой Рите и надо! :evil:

Эмма, чем дальше, тем больше, будет сходить с ума, Рита - тоже.

Жду =)

Я завтра уеду на неопределенное время, но как только вернусь, сразу все прочитаю! Очень уж интересно =)

Заказчик

URL
2009-08-10 в 17:43 

[Divinum opus sedare dolorem] [Слишком дикая и неукротимая, что бы подчинятся ситуации] [Я страдаю хронической разумностью]
Просто потрясающе!!! Рабочий день закончился явно лучше, чем ожидалось!!! )) :inlove:

2009-08-12 в 12:30 

Kotani Erisa
спасибо) мне все равно приятно
Заказчик
А вот мне Северцеву больше всех жалко, потому что в том, что случилось с ней, виновата только окружающая ее среда. Эмма и Рита-маленькая, по крайней мере, могут обвинить конкретного человека.
[Fujimiya Ran]
А чем еще заниматься на работе?)

URL
2009-08-12 в 13:09 

Конский хуй
-Маме это не понравится... -Кто такая мама? -Эээ...Зовем так нашего голубого друга!
Хочу новую главу! *стучит ложкой по столу* Есть хотим! Есть хотим!

2009-08-12 в 16:35 

[Divinum opus sedare dolorem] [Слишком дикая и неукротимая, что бы подчинятся ситуации] [Я страдаю хронической разумностью]
Гость
исключительно этим!!!! доказано и подтверждено )))

2009-08-17 в 11:19 

Вот как раз сейчас новой главой и занимаюсь)
А по поводу работы - можно еще работать))) во всяком случае, мой начальник почему-то в этом свято уверен)

URL
2009-08-17 в 11:24 

[Divinum opus sedare dolorem] [Слишком дикая и неукротимая, что бы подчинятся ситуации] [Я страдаю хронической разумностью]
все начальники в этом уверенны! но есть такое великое слово "совмещение" )) коим я оч часто пользуюсь )

2009-08-17 в 14:23 

а вот и обещанное питание)
9.

Сквозь небольшой оконный проем пробивался серый, вечерне-осенний свет. День был пасмурный и весь какой-то сонный. На алгебре уснула не только непосредственная Барашек, но и еще пара девочек, Косиножка была зла как черт и назначила очередное наказание. Только из-за сонь в очередной раз не усвоившая тему Рита и была свободна в этот вечер.
В бывшей трансформаторной будке висел табачный дым, почти неотличимый от не так давно отошедших туманов. Она сидела на заплесневелой скамейке, курила, прислушиваясь к едва различимой музыке в правом ухе. Левый наушник висел на уровне груди, забытый и одинокий.
- Тебе не кажется, что мы как-то отдалились? – Лилька покрутила в пальцах сигарету, чиркнула зажигалкой, но так и не закурила. – Занимаешься только своим немецким, постоянно торчишь у Фрау, а про меня и думать забыла. Ты когда последний раз из школы на выходные уезжала?
Рита не ответила, занятая обгрызанием собственного ногтя на указательном пальце. Она и вправду почти перестала общаться с Лилей, не говоря уж о других девочках. Но ведь скоро олимпиада, да и… может ли хоть кто-нибудь из ее одноклассниц дать ей столько же, сколько дает Эмма Генриховна?
Ответ был только один: нет. Может ли она обсудить с той же Вахрушевой Гете, Шиллера, Баха? Да Лилька из музыки и поэзии признает только Арбенину, причем каждое обсуждение ее стихов под конец превращается в поливание грязью Сургановой, «не дающей бывшей возлюбленной нормально выступать». Из Маяковского подружка знает только стихи о советском паспорте, выученные к уроку литературы и уже частично забытые.
- Мы не отдалились, просто мне нужно заниматься к олимпиаде. Эмма Генриховна сказала, что к ученице нашей школы педагоги будут относиться излишне пристрастно и, в общем, правильно: я же четыре раза была в Германии, а другим приходится учить язык по книгам.
- Это ее слова?
Можно было и не спрашивать. И так понятно, что Рита, сама того не желая, начала цитировать любимую учительницу.
Она одернула куртку, поерзала попой на сырой даже сквозь юбку и колготки скамейке. Осень выдалась холодная и дождливая, обещали раннюю снежную зиму. Очень скоро они перестанут задерживаться в «квадрате» надолго, разве что будут забегать после занятий выкурить по сигаретке. Уже вот-вот потянет из туалета жилого корпуса пахучим никотиновым дымом, и старенькая добрая вахтерша баба Тома будет ходить, ворчать, проверять тумбочки старшеклассниц, но как обычно, ничего не найдет, даже если запрещенная пачка будет лежать перед самым ее носом.
- Прекрати грызть ногти, - заныла Лилька. – Мне на тебя смотреть гнусно. Что вы все нашли в этой Фрау? Овца наша кипятком писает, ну, это и понятно, Штольц ей натащила слэшных фанфиков на немецком по всем известным анимэшкам. Что же любимым делом на уроках не заниматься? Но остальные-то?
- Лиля, а тебе не кажется, что у нее настоящий талант учителя? – Рита не хотела говорить так жестко, даже грубо, само так вышло. – Мы не спрягаем у нее на уроке неправильные глаголы, как у Старой Фрау. Она каждому дала то, чем ему интересно заниматься. И не нравятся ее занятия только тебе, и то потому… что ты ревнуешь, Лиля.
Она сама не поняла, как вырвалась у нее эта фраза, но сказав, каким-то двадцать третьим чувством осознала, что так оно и есть. Лилька действительно ревнует – из-за своих странных, неправильных чувств, из-за таких, как Муратова с Белкиной, из-за того, что Вахрушева такая же.
- С чего ты взяла, что я ревную? – Лилины губы задрожали.
- Потому что это видно. Я объясняла тебе, что ты неправа. Эмма Генриховна – учительница, взрослая женщина. Она не может испытывать ко мне какие-то чувства, я к ней – тем более.
- Тогда почему ты не любишь меня?
Рита повернулась, посмотрела на подругу. Такая несчастная, такая жалкая, такая… красивая.
Глаза блестят, нижняя губа прикушена, светлые волосы по обе стороны тонкого, нежного лица распушились, как будто сияние вокруг головы.
Не трудно понять, почему она привязалась к новой учительнице, которую заботило ее будущее. Не к родителям же привязываться, которые отдали ее в семь лет в престижную школу-интернат и на том благополучно посчитали свой родительский долг выполненным. Но почему она забыла, что до этого у нее была верная, добрая, ничего, кроме дружбы не требующая Лилька? Она единственная знала о том, что Рита – лунатик, гуляет в полнолуние во сне. О том, как после восьмого класса хотела поехать с мамой в командировку – никуда не выходить из гостиницы, ждать ее, вечно занятую на каких-то совещаниях, только быть рядом, - и получила отказ. В общем, обо всех Ритиных секретах, даже самых обидных.
Рита зажмурилась, помотала головой. Как это ничего не требующая? А неправильная, грязная даже на слух, лесбийская любовь? Как же она запуталась.
- Поцелуй меня, пожалуйста, - даже не попросила – прошептала Вахрушева.
И Лиля поцеловала, так неловко, как будто в первый раз. Чувствуя скорее желание поддержать близкого человека, чем какое-либо влечение, она жадно, забывая, что можно дышать через нос, и оттого задыхаясь, целовала лучшую подругу.
Тот же наблюдатель, который раньше следил за разговором Риты со Штольц, подсматривал через вход в «будку» и теперь. Но если первый разговор задевал наблюдателя, эта сцена объяснения могла его только порадовать.

URL
2009-08-17 в 14:32 

а мой начальник против) он ждет от меня новостей - по восемь штук, каждый день) хорошо хоть тыц-тыцанье клавиш его не настораживает)))
все, рабочий день окончен, я ушла
автор

URL
2009-08-17 в 14:34 

[Divinum opus sedare dolorem] [Слишком дикая и неукротимая, что бы подчинятся ситуации] [Я страдаю хронической разумностью]
как классно!!! и как же хочется узнать что будет дальше!! :inlove:


какой строгий начальник ) главное что бы к монитору с "проверкой" не подходил!
удачного вечера ))

2009-08-17 в 14:39 

спасибо)

URL
2009-08-17 в 22:56 

Не всегда рискую начинать читать незаконченные фики, но тут решила пробежать глазами - и влипла! Автор, спасибо за такой интересный текст.

URL
2009-08-17 в 23:12 

Maquiladora
Естественный шок - это с нервов спадает мох.
с нетерпением!!!! что же за чудо ваш фанфик!! очень атмосферно получается))

2009-08-18 в 10:39 

Гость,
спасибо вам за такой отзыв)
Maquiladora
спасибо, это лучший комплимент) прелесть текста в том, что сама не знаю, чем дело закончится)

URL
2009-08-19 в 22:32 

я ирландец - расизм в моей природе.
какой очаровательный кусок **

2009-08-19 в 23:21 

Добрый садист.
прелестно))))) весьма и весьма... надеюсь до конца далеко))))

2009-08-20 в 08:01 

.Prince.
спасибо) осень, однако, близко
gloriaskott
и вам тоже спасибо) где будет конец не знаю, но края пока не видно)
Автор

URL
2009-08-20 в 08:58 

Очередной кусочек)
10.

Жаль, что в квартире не было камина. Обычной осенней ситуации не избежала и элитная школа «Первоцвет»: температура воздуха на улице упала до плюс семи днем и до нуля ночами, а отопление в жилых помещениях и школах (что в ее случае одно и то же) до сих пор не дали.
У кладовщицы Эмма получила обогреватель, брат-близнец того, который включала в ее детстве покойная бабушка. Обогреватели работали во всех учительских квартирах, в корпусе прыгало напряжение. Непрерывно орали бесперебойники, частенько и надолго гас свет, во всем здании разом. На выходных Эмма съездила в город, пополнить запасы пахучих желтых свечей, которые продавались в одном-единственном буддийском магазинчике на Моховой. Вместе со свечами прыщавая девчонка-продавщица с удивительно большими и яркими тоскующими глазищами всучила ее маленький крутящийся барабан с мантрой. Тот следовало крутить за ручку, и тем самым посылать молитвы в космос.
Штольц поставила барабанчик на полку рядом с зажигалкой-женщиной из Амстердама и кошечкой богемского стекла из Венеции. Еще одна красивая, ничего не значащая вещица, которую можно при случае – если забудешь о празднике – подарить кому-нибудь.
А праздников в голове нужно было держать много. Оказалось, с днем рождения школы нужно поздравлять всех коллег. Даже тех, кого не знаешь, а не только директрису с Ольгой. Директрисе – торжественно-официальный розово-хризантемный веник и привезенная из очередного отпуска, стеклянная статуэтка учительницы с указкой, того же происхождения, что и венецианская кошечка. Ольге – пара штуковин из подвального магазинчика под названием «Розовый кролик». Директриса степенно поблагодарила, любовница радостно, по-девчоночьи взвизгнула, увидев новые игрушки.
Затем пошли уже к Эмме. Она только поднимала брови, увидев очередную поздравляющую, многих из которых она даже по имени не знала. Пришлось распотрошить коробку с сувенирами, важными даже меньше, чем зажигательная медная барышня.
У нее был еще один человек, которого хотелось поздравить, но занятий в тот день у Риты не было, а просто так она в гости не заходила. Эмме легче было бы узнать, что в тот самый момент, когда утром она просматривала, выбирая подарок, коллекционные старинные издания на немецком, Рита как раз самозабвенно целует одноклассницу. Она бы убедилась, что у каждого свои пятнадцать лет, Ритины только начались, а ее давным-давно закончились. Надо забыть и радоваться обществу Ольги, каждому дню, проведенному с ней. А талантливую девочку Риту Красавину просто обучать языку.
Ольга вообще была чудесной, редкой находкой. В городе у нее был муж, солидный бизнесмен, но она с упорством, достойным лучшего применения, закладывала в пустые головки школьниц сведения об алгебре и геометрии. Мужу с мужчинами принципиально не изменяла, зато женщин не пропускала ни одной, даже тех, кто изначально на однополый адюльтер был не согласен. Любые сексуальные идеи, исходящие от Эммы, она поддерживала безоговорочно и сразу.
Мимоходом пнув проклятый обогреватель (воздух почти не греет, зато энергии жрет, как маленький город), Эмма поднялась, прошла в спальню. По дороге взглянула на часы: половина второго, и чего она не ложится?..
Но ложиться не хотелось.
Совсем недавно ушла Ольга. Раскрасневшаяся, растрепанная, с сияющими возбуждением и приятной усталостью глазами. Любовница никогда не сдерживала во время секса криков, и на Эмму всегда косились; большая часть учительниц с неодобрением, зато меньшая вполне заинтересованно.
Простыни смяты, на полу возле кровати два бокала из-под джина. Рядом валяется длинная стеклянная игрушка, забытый Ольгой подарок. Против воли Эмма вспомнила узкую спину с шелковой кожей прямо перед своим лицом, упругую загорелую попу – и входящий прямо в ее середину, раз за разом все глубже, перепачканный в силиконовой скользкой смазке стеклянный член. Ольга руками теребила клитор, доводя себя до оргазма, кричала снова и снова, и под конец в дверь к ним постучала разбуженная и оттого злая комендантша.
Эмма даже засмеялась в голос, так ее вдруг позабавило явление неопрятной пожилой тетки в сером от времени халате и тапочках в пахнущее сексом и алкоголем гнездо порока. Брови комендантши скрылись под челкой; она не могла не знать, что посторонних мужчин на территории школы нет и быть не может, но видимо подсознательно все же надеялась отыскать в Эмминой постели какого-нибудь слесаря или охранника. Или обоих сразу. Вообще что угодно, кроме впопыхах завернутой в плед Ольги с бесстыже сверкающими в полосе электрического коридорного света маленькими круглыми коленками и бокалом неразбавленного джина в руках.
Многое повидавшая за время работы комендантом тетка все же нашла силы сохранить лицо, рявкнуть, чтоб вели себя потише, потому что «люди и учительский состав спят», но удалилась к себе какая-то потерянная и даже вроде бы уменьшившаяся в размерах.
Их эта победа только раззадорила на новые подвиги, но, слишком возбужденные, чтобы долго наслаждаться процессом, они обе быстро кончили, и Ольга ушла к себе. Где наверняка уже сладко посапывала, донельзя довольная прошедшим днем и первым в жизни опытом анального секса.
Наверняка, вернувшись к мужу, она ему предложит попробовать, а в ответ на вопрос, кто научил, честно сдаст Эмму!
Она захохотала, представив себе перспективы, достала сигарету. Прикурила – от обогревателя – и плеснула себе в бокал немного джина. Отличная выдалась ночь, и почему она не может заснуть?..
Штольц набросила на плечи плед, открыла балконную дверь и выскочила наружу, в черную, промозглую октябрьскую ночь. Может, стоит по рецепту Алексея Быкова немного померзнуть? Нет, слишком холодно.
Табачный дым ощутимыми комками замерзал в груди. Эмма щелчком отшвырнула сигарету вниз, сорвала с ветки яблоко и вздрогнула. Внизу медленно шествовала Рита… Северцева.
Слабо светящаяся фигура – в длинной белой рубашке, с распущенными волосами, босая и… кажется, излучающая свет.

URL
2009-08-20 в 10:10 

Кстати, дамы и господа, автор очень любит красивые картинки (и даже не стесняется этого скрывать). Если кто-то из читателей вдруг случайно умеет рисовать, автор предлагает игру, своеобразный кинк в кинке?*.
1) Заинтересованный читатель придумывает сюжетную деталь, которую очень хочет увидеть в тексте. 2) Делает иллюстрацию (сам либо заставляет талантливого друга). Причем рисует либо героинь, либо какую-нибудь описанную мной сцену, либо то, что хочет прочитать.
3) Опубликовывает картинку в данной теме с письменным комментарием, какой кинк в кинке он хочет видеть.
4) Автор видит картинку, прыгает от счастья и удовлетворяет каприз читателя.
5) Все счастливы!
* Кинк в кинке не включает заявки на конец (автор сама придумает, кто помрет, а кого посодют) и на продолжение (любого рода продолжения автор презирает как антилитературные бредни и потакание интересам кошелька либо непомерно разросшегося эго).
С уважением, я. Автор

URL
2009-08-20 в 18:17 

Вершитель
[Divinum opus sedare dolorem] [Слишком дикая и неукротимая, что бы подчинятся ситуации] [Я страдаю хронической разумностью]
все больше жажду продолжения :inlove:

[на счет идеи... я не рисую... но кучу крассивого арта могу предоставить... просто так )]

2009-08-20 в 19:54 

[Fujimiya Ran]
О, спасибо) если это будет в тему, прекрасно)
Автор

URL
2009-08-21 в 10:24 

[Divinum opus sedare dolorem] [Слишком дикая и неукротимая, что бы подчинятся ситуации] [Я страдаю хронической разумностью]
Гость
попробую собрать... а слать куда? ))

2009-08-21 в 11:44 

[Fujimiya Ran]
сюда)
Автор

URL
2009-08-21 в 11:47 

[Divinum opus sedare dolorem] [Слишком дикая и неукротимая, что бы подчинятся ситуации] [Я страдаю хронической разумностью]
Гость
чОрд... буду палиться ))

2009-08-21 в 11:49 

[Fujimiya Ran]
Ну, иначе придется раскрыть свое дневниковое имя мне)

URL
2009-08-21 в 12:23 

[Divinum opus sedare dolorem] [Слишком дикая и неукротимая, что бы подчинятся ситуации] [Я страдаю хронической разумностью]
ну я то свое раскрыл )))) :gigi:

     

Femslash-kink

главная