20:29 

1.21

cherche_la_femme
make femme!
Ориджинал. Учительница/школьница (не младше 9го класса). NC-21, non-con, bdsm, пытки, наказания, ревность и слежка. Мотивы кнута и пряника, образовательного процесса. Желательно обоснуй, почему учительнице так сносит башню. Авторская больная фантазия приветствуется. Желательно, чтобы школьница ооооочень страдала, но выжила... и ей в конце концов должно начать нравиться то, что с ней делают. Возможно, формирование своего рода зависимости от "сессий".

@темы: ориджинал, первый кинк-тур, заявка выполнена

URL
Комментарии
2009-05-26 в 23:05 

Так прода-то когда будет?

URL
2009-05-27 в 04:35 

Так автор пишет не только фики) вот сейчас например на нем висит два интервью и еще ежедневный набор новостей
не говоря уже о том, что в таком темпе автор умудряется сдавать зачеты))

URL
2009-06-01 в 16:50 

Кто-то хотел коммисарского авторского тела? Их есть у меня (с).
Получите. Сейчас стало свободнее со временем, но непонятно с зарплатой и соответственно с интернетом. Могу пропадать.

3.

– Мне хотелось бы получше узнать вас. И не только ваши знания по предмету, но и ваши интересы. Так мне проще будет вести уроки.
Новая Фрау говорила медленно, как с умственно отсталыми. Рита хотела было посмеяться по этому поводу вместе с Лилькой, но заметила, что та вряд ли понимает общий смысл сказанного по-немецки.
– Ольга Барановская, начните вы, пожалуйста.
Слушая, как спотыкаясь на каждом третьем слове, Оля Барановская (Барашек или Овца в зависимости от того, как относился к девочке говорящий) пытается рассказать, как она любит анимэ, Рита задумалась, с чего у них произошла такая внезапная смена учителей.
У Старой Фрау вроде бы болела мать, но эту-то чего понесло? Штольц не похожа на человека, который посреди учебного года может сменить одну работу на другую. Или, может, она переводчик?
Барашек между тем, перестав опасаться Новой Фрау, уже выкладывала ей о том, что такое «яой» и «юри», а заодно и понятие «слэш». Интересно, как это поможет Штольц вести немецкий?
«Заниматься будем по мультикам» написала она на листке бумаги и сунула записку Лиле под руку. И, разумеется, училка это заметила, многозначительно подняла брови, но промолчала, дослушала сумбурное выступление Барашка и нежно объявила в сторону Риты:
– А теперь я бы хотела послушать вас. Но подробно. О себе расскажите, об интересах, лишним не будет.
Рита замялась: понятно, что Новой Фрау она не понравилась, и теперь ей придется говорить долго, возможно, отдуваться за всех целый урок. К тому же, у нее давным-давно не было хорошей разговорной практики.
– Меня зовут Рита Красавина, – начала она и замолчала.
Что говорить дальше она очень смутно себе представляла, а Штольц, кажется, как-то нехорошо посмотрела на нее, как будто запоминала имя на весь учебный год.
Рита начала рассказывать о том, что учится в школе с первого класса, и «Первоцвет» стал для нее практически домом. О том, что у ее родителей крупный бизнес… Потом она перешла к увлечениям. Здесь стоило быть осторожной: фрау Штольц не прерывала ее, но это вовсе не означало, что она не сделала ни одной ошибки. Так что если она скажет, что увлекается немецкой культурой…
Но Рита увлеклась и забыла об этом. Она рассказывала про Баха, про геометрию немецкой классической музыки, про стиль барокко и романтизм. От музыки плавно перешла к поэзии Гете.
– Вы можете мне прочесть что-нибудь из Гете? – Неожиданно прервала ее Новая Фрау.
Рита споткнулась на полуслове: учительница казалась почти смущенной, на скулах горели два неровных красных пятна. Это что же, Штольц ждала еще одного сбивчивого рассказа об анимэ? Ну уж нет.
Но как назло ничего путного не вспоминалось, и сама краснея и глотая слова, девочка начала:
Über allen Gipfeln
Ist Ruh,
In allen Wipfeln
Spürest du
Kaum einen Hauch;
Die Vögelein schweigen im Walde.
Warte nur, balde
Ruhest du auch.*

– Предпочитаете оригинал не слишком вольному Лермонтовскому переводу?
Теперь Рита залилась краской полностью.
От шеи до ушей, и пятки, наверное тоже красные. Она не так поняла: Штольц вовсе не хотела показать ее глупость и необразованность всему классу. Новая Фрау просто не ожидала услышать Гете от десятиклассницы и теперь не знает, что и ответить.
– Мне просто нравится Гете.
– Вот как? «Фауста» вы тоже читали в оригинале?
«Фауста» Рита не читала даже на русском языке. Она промолчала, и ее молчание Штольц истолковала совершенно однозначно.
– Зайдете ко мне сегодня вечером, я дам вам книгу.
Не успела Рита удивиться странному предложению, как учительница совершенно бесстрастно добавила:
– С вашим великолепным знанием языка можете участвовать в конкурсах и олимпиадах, значит, нужно начитывать литературу. Алла Гаврилова, теперь вы, пожалуйста.

Всю дорогу до спортивного зала Рита и Лиля не сказали друг другу ни слова, и только в раздевалке, натягивая форменную футболку с эмблемой школы (нашивка в форме щита, на котором вышит чахлый цветок неизвестного сорта, нечто среднее между мышиным горохом и розой), подруга наконец подала голос из-под плотной ткани:
– Ты видела, как она покраснела, когда смотрела на тебя?
– И что с того? – Шнуровка кроссовка привлекала Риту куда больше, чем пустые разговоры.
– Так и ты покраснела. Признайся, она тебе понравилась?
– Ты чокнутая лесбиянка! А она ЖЕНЩИНА и УЧИТЕЛЬНИЦА. Она не может понравиться мне уже поэтому.
Шумный гомон девочек десятого и одиннадцатого классов одновременно надежно заглушал разговор подруг. Муратова прижала Белкину к двери душевой и жадно, не обращая внимания на окружающих, целовала ее взасос. Еще две одиннадцатиклассницы, непроизвольно держащие друг друга за руки, неотрывно наблюдали за ними.
Рите стало противно. Неужели нельзя быть нормальными, как все?
– А зачем, по-твоему, она позвала тебя к себе за книгой?
– Она, кажется, все объяснила. Лиля, если ты хочешь продолжать эти разговоры, ты можешь обратиться вот к ним.
Она обличающее ткнула пальцем в сторону двери, но наглядной демонстрации не получилось. То ли Муратова с Белкиной уже вышли из раздевалки, то ли, что более вероятно, переместились в душевую.
– Хорошо, проехали.
На физкультуре они вяло перебрасывались воланом, каждая думала об одном и том же, но на свой лад. Лилька не выдержала первой:
– Ты…
Удар ракетки о волан.
– Сердишься на меня?
Рита присела, поймала легкий воланчик почти у самого пола, отбила.
– С чего ты взяла?
Удар. Лилька хорошо играет.
– Ты молчишь.
– Я…
Удар. А вот если в правый угол?! Попробуй, отбей теперь.
– Я просто…
Надо же, извернулась, но отбила.
– Думаю, почему…
Теперь уже она подпрыгнула, как могла, высоко, чтобы отбить. Смогла.
– Все это нужно возводить…
Лиля легко отбила и послала волан ей.
– В превосходную… черт!.. степень.
Легкий воланчик упал у самых ее ног.
– Может быть, потому что в условиях нашей странной школы это единственно правильный и единственно возможный вариант? – Лиля сморщила нос – так выражалась у нее грустная улыбка – и отошла к скамейкам, якобы завязать шнурок.

*Это те самые "Горные вершины" Лермонтова, которые мы все учили в школе, но в состоянии оригинала. Первым это придумал Гете.

URL
2009-06-01 в 16:56 

– Может быть, потому что в условиях нашей странной школы это единственно правильный и единственно возможный вариант?

О мама. Касталия идет во все поля или мне просто не хватает культурного фона по поводу закрытых школ?

URL
2009-06-01 в 17:14 

Может быть вам, а может быть, мне)
Увы, я не то что в закрытой школе не училась, я и в пионерском лагере не была
так что все выше описанное целиком плод фантазии
в любом случае автор будет писать, как пишется
с фактическими комментариями, например, по поводу косякового немецкого, милости прошу
Автор

URL
2009-06-01 в 18:06 

Шикарное продолжение!! )
Особенно порадовало: – Ты чокнутая лесбиянка! А она ЖЕНЩИНА и УЧИТЕЛЬНИЦА. Она не может понравиться мне уже поэтому.
ну и еще разказ "Барашка" )))

URL
2009-06-01 в 18:11 

Спасибо) Барашек обязательно появится еще много раз, слишком колоритный персонаж для фем-слэшного сообщества, чтобы ее просто так забыть)
Автор

URL
2009-06-01 в 18:15 

Модо
Песни не отменить. Лета не избежать. №0
Вы, мэм, невозбранно хороши.

2009-06-01 в 18:22 

Модо
мне очень приятно!)
на счет такой "превосходной степени" могу не согласиться, зато как приятно)
Автор

URL
2009-06-01 в 19:38 

Господа, очень прошу, те, кто сейчас учатся в 10-11 классе, или хотя бы те, кто закончил ее недавно, расскажите, пожалуйста, о том, что вы проходите/проходили))
Автор

URL
2009-06-01 в 19:39 

Модо
Песни не отменить. Лета не избежать. №0
Гость

Я не подхожу, зато у меня матушка преподаяет немецкий. Надо что-нибудь?

2009-06-01 в 20:20 

Модо
Спасибо за предложение)
Пока я умудряюсь заставить преподавательницу изъясняться в рамках много лет позабытого школьного уровня, как только что-то понадобится, буду знать, к кому обращаться
Автор

URL
2009-06-02 в 13:22 

Потрясающе.

URL
2009-06-02 в 21:17 

Спасибо)
автор

URL
2009-06-02 в 23:58 

The secret side of me / I never let you see / So stay away from me
Я влюблён в Ваш рассказ^^))

2009-06-04 в 14:12 

Fuhrer_Schuldig
я питаюсь положительными отзывами, спасибо)

URL
2009-06-04 в 14:21 

Автор, заказчик все читает и терпеливо ждет прод =) Пока все очень нравится...

URL
2009-06-05 в 21:29 

Замечательная вещь, очень грамотно написанная. Хороший язык, изящный, но в то же время простой, без ненужных красивостей. Чувствуется набитая рука автора) Из всех вещей, что были здесь выложены, эта понравилась больше всех. Поскольку здесь чувствуется именно работа автора. Многие фикрайтеры, к сожалению, под лозунгом "это же кинк" выкладывают совершенно невычитанные и непродуманные вещи. А это... Тут есть характеры. Тут есть именно герои.
Сочувствия не вызывает никто, однако читать однозначно очень и очень приятно. Хотелось бы узнать продолжение истории, так что - вдохновения вам, автор)

URL
2009-06-06 в 21:18 

Большое спасибо всем прокомментировавшим)
автор сдает сегодня материал и идет дописывать проду)

URL
2009-06-07 в 19:20 

Ну вот, что получилось, то получилось))

4.

Кто же мог предположить, что эта поганка наизусть знала Гете?
Эмма врала себе. Не в Гете было дело, далеко не в нем. Едва увидев эту хрупкую девочку, так похожую на ее Риту, она поняла, что учебный год превратится в пытку. Хотела не смотреть, но все равно продолжала.
Она узнавала черты своей Риты в каждой черте школьницы. Темно-русые завитки волос возле висков, огромные карие глаза в окружении густых черных ресниц, тронутые прозрачным блеском губы… Тонкие слабые руки … чуть вздернутый нос…
Оставшиеся четыре урока она провела, как во сне, все еще видя перед собой лицо девочки.

Им было по пятнадцать лет. Восемьдесят девятый год, пионерский лагерь имени Володи Дубинина, последняя смена. Август в тот год был ужасно жарким; по ночам в летней духоте Эмма спасалась от бессонницы, обрывая со стены обои, а потом по утрам прикрывала их подушкой. Когда дыра стала слишком большой, вожатая Лиза заметила и заставила ее заклеивать похожее на осьминога пятно. Квадрат яркой желто-зеленой полосатой бумаги еще долго выделялся на фоне выгоревшей стены в розах и колокольчиках, а потом Эмма к нему привыкла.
Рита Северцева была с ней в одном отряде. Она сильно выделялась среди остальных девочек какой-то своей бесстыдной пошлостью. Как будто путана. Фиолетовые с блеском лосины, кофта с зеброй: на груди морда, на одном рукаве черная бахрома вроде щетины.
Эмма смотрела на Риту, как на врага народа: она была из интеллигентной профессорской семьи. Поэтому она не носила ни лосин, ни чудовищно уродливой кофты. Были, правда, джинсы, причем не китайские, а самые настоящие, американские. Но тыкать каждому в нос лейблом было стыдно, а иначе никто не замечал.
Рита спала с вожатыми, бесстыдно, красной помадой красила губы и курила золотую яву, смачно и пошло прикасаясь языком к помятому коричневому фильтру. Воплощение порока, да и только.
Прошло несколько дней с заезда. Эмма маялась в ночной духоте, тихонько обрывала со стены выгоревшие розы и колокольчики и вдруг услышала тихие безнадежные рыдания.
На крыльце домика сидела Северцева. Все лицо звезды отряда было в черных от туши слезах, волосы спутаны, кофта в грязи.
– Что за вой? – Спросила Эмма грубо.
Она бы ни за что даже себе в тот момент не призналась, как жалко ей стало непутевую дуру Ритку.
– Он… меня… позвал… я потом сама… пришла… а он… – Северцева всхлипывала, шмыгала носом и действительно подвывала.
– Сейчас пойдем к начальнику лагеря, и ты расскажешь, кто он. – Эмма решительно встала, но Рита удержала ее за руку:
– Ты что… не поняла? Я… сама… к нему.
– Нет, какая же ты идиотка!
Неожиданно для себя Эмма обняла Риту, и та прижалась к ней, как маленький ребенок к матери. И зарыдала еще горше:
– Что… мне теперь… делать? А вдруг… я теперь… беременная?
– Учить тебя что ли? – Тоном заправской посетительницы женской консультации фыркнула Эмма. – Пойдешь на аборт. Тихо, дурочка, разбудишь всех. – И принялась стирать с Риткиных щек черные слезы.
Неожиданно подумала: как в фильме. Герой утешает плачущую героиню. Она оступилась, но он ее спас, и теперь все будет хорошо. Даже если героиня беременна, герой все равно скажет, наплевать, это мой ребенок.
С той ночи Эмма и Рита стали подругами. На людях они, как и раньше, отпускали в стороны друг друга колкие шуточки и гадости, но в личное время и по ночам они были только вместе: разговаривали, рассказывали друг другу обо всем, что когда-то было в их жизни, рассказывали друг другу про американские фильмы, которые они успели увидеть.
А однажды ночью Рита как бы между прочим сказала:
– Ты говорила, что не умеешь целоваться. Хочешь, я тебя научу?
И не дожидаясь ответа, начала ее целовать прямо в губы, дотрагиваясь языком до зубов (разве могла Эмма раньше даже подумать, что зубы (зубы!) могут болезненно екать от прикосновений?), оставляя на ее коже запах духов «Ландыш серебристый» и сигарет. А оторвавшись, добавила:
– А у тебя неплохо получается. Мне понравилось. Даже с мальчиками так редко бывает.
И они стали – о, как смаковала Эмма это красивое киношное слово – любовниками. Не любовницами, потому что она представляла себя не пятнадцатилетней девочкой, а героем. Риту, конечно, героиней. Так здорово, так сладко-романтично было на людях делать вид, что они с Северцевой ненавидят друг друга, а потом, спрятавшись от всех где-нибудь в кусте сирени до одурения целоваться, а потом ухмыляться в ответ на вопрос, чьими духами она надушилась.
Поначалу соседок по комнате удивляло, что Эмма, правильная Штольц, взяла моду убегать после отбоя, но потом все решили, что она нашла мальчика, и смирились.
Однажды девочки сидели на полянке возле забора, ограждающего территорию лагеря (пускай поищут, если кто-то захочет узнать, где они и что делают). Солнце уже садилось, жара понемногу спадала. Где- то визжали дети, но очень далеко, как будто на другой планете. Эмма лежала в траве и курила Риткину яву, Северцева задумчиво плела венок из одуванчиков и вдруг спросила:
– Тебе еще не надоело целоваться?
Эмма даже поперхнулась: она в жизни не занималась ничем лучшим!
– Я просто как-то видела в одном фильме, на видеокассете, что делали две девушки. Там, правда, еще негр был, но мы и без него справимся.
Она в прострации кивнула, и Рита сразу взяла быка за рога:
– Раздевайся.
– Как, до трусов?!
– Нет, совсем. Да не бойся, здесь никто не ходит.
Сладко обмирая от осознания собственной совершенно киношной распущенности и даже порочности, Эмма разделась. Рита сделала то же самое. Две совершенно голые и, как сейчас понимала Эмма, едва созревшие и оттого бесстыдные девочки.
– Ложись на спину, – велела Северцева. – А ноги раздвинь и согни в коленях.
Эмма послушалась. И тут ее любовница сделала то, что чуть не заставило ее умереть, сначала от стыда, а потом от удовольствия. Рита начала облизывать ее… там. А потом прикусывать ее клитор – совсем легонько. Она почти кричала, а может, и кричала, до крови кусала губы, переживала свой первый в жизни оргазм, еще не зная, как его назвать.
Потом героиня закончила, вытерла губы и усмехнулась, глядя на растекшегося по траве счастливого героя:
– Я называю это девчонский член: он тоже набухает, когда хочешь. Клево, правда? Сделай теперь так же мне, ладно?
И она сделала. Сама получая ничуть не меньшее удовольствие, не замечая, как пахнет от ее любовницы не очень чистым телом (а ведь наверняка пахло!). А когда Рита откинула голову назад и закричала, Эмма усмехнулась, так же собственнически и бесстыже, как и Северцева несколько минут назад, и сказала
– Ты еще какие-нибудь фильмы смотрела? – И получив утвердительный ответ, сладко потянулась. – Сегодня ночью попробуем.


Раздался стук, и Эмма очнулась от воспоминаний; по левому бедру уже покатилась вниз капля. Джинсы были приспущены. Вспоминая свой первый опыт, она непроизвольно сжимала клитор так, как научила ее в то лето Северцева. Проклятье, наверное, такое никогда не забыть.
В дверь тем временем снова постучали. Эмма натянула плавки и джинсы, даже не успев вытереться, горячая, мокрая, подошла к двери и резко дернула на себя.

URL
2009-06-07 в 19:31 

Конский хуй
-Маме это не понравится... -Кто такая мама? -Эээ...Зовем так нашего голубого друга!
Я требую продолжение банкета!

2009-06-07 в 19:34 

Kotani Erisa
постараюсь) как только, так сразу)
Автор

URL
2009-06-07 в 19:47 

я ирландец - расизм в моей природе.
И на самом вкусном месте обрывается))
Автор, я влюблен в этот фик)) Вы шикарно пишете))

2009-06-07 в 19:49 

Модо
Песни не отменить. Лета не избежать. №0
И сказал я, что это хорошо.

2009-06-07 в 19:51 

.Prince.
спасибо) мне очень-очень приятно)
Модо
вы мне льстите)

URL
2009-06-07 в 19:53 

Всегда умиляло, когда девственницы в фанфиках с первого раза бурно оргазмируют.... Но Вы пишите-пишите, интересно ;)

URL
2009-06-07 в 19:55 

Гость

Ненуачо? При оральном - так вполне. Ежели психика бронирована нормально :)

URL
2009-06-07 в 20:04 

Здорово, спасибо. Вкусно, но мало - жду проды!

Заказчик

URL
2009-06-07 в 20:07 

При оральном сексе у меня в первый раз оргазм и случился) причем отношу его отнюдь не на счет опыта секса с мужчиной (тот как раз без оргазма как-то обходился), а на счет мастерства партнерши.
Видимо, у всех по-разному случается, некоторым везет)
Автор

URL
2009-06-07 в 20:08 

Заказчик, и вам спасибо за добрые отзывы)
стараюсь
Автор

URL
     

Femslash-kink

главная